Размер:
Цвет:

Достопримечательное место регионального значения «Эвыт Ики (Шаман гора)» в Сургутском районе

Достопримечательное место регионального значения
«Эвыт Ики (Шаман гора)» в Сургутском районе

Описание культовых мест коренных малочисленных народов Севера.

В границах проектируемого достопримечательного места выявлено три культовых места – ритуальная площадка Эвэт («Священная гора»), ритуальная площадка Пыхты Ики лов («Черного Мужчины обрыв берега») и  ритуальная площадка Яун Ики Кот Мых («Юганского Хозяина Дом»), каждая из которых территориально обособлена и является местом поклонения определенным божествам высшего пантеона восточных хантов.

I. Ритуальная площадка Эвэт («Священная гора»). Это наиболее значимое культовое место, которое в исследованиях отмечается как Эвэт (Священная гора), Чирты-ряп («Шаман-Гора»), Эвэт Ики Кот Мых («Священной горы Хозяина Дом»). Ритуальная площадка находится в правобережье р. Тромъеган и приурочена к возвышенности, расположенной в пойме (фото 1), относящейся к северной части проектируемого достопримечательного места. Помимо упомянутой возвышенности, в границу ритуальной площадки  Эвэт входит близ расположенная пойма, а также прилегающий  участок акватории р. Тромъеган. В обозначенных границах  происходят основные обрядово-ритуальные действия коренных жителей. Здесь же сконцентрирована большая часть прикладов и пожертвований божествам, которые маркируют центральную часть ритуальной площадки.
Предметом охраны в границах ритуальной площадки Эвэт являются почитаемые элементы природного ландшафта, а также материальные проявления обрядово-ритуальной деятельности:  
1. Почитаемые элементы природного ландшафта: возвышенность (холм) в правобережье р. Тромъеган, примыкающая к возвышенности пойма реки, а также прилегающая часть акватории р. Тромъеган (фото 12, 13, 14, 15, 16).
2. Культурный слой святилища на территории объекта археологического наследия – городища Ермаково I (фото 34, 35, 36, 37). В 1981 году из-за разрушения городища грабительскими раскопками были проведены охранные археологические исследования поврежденной части городища. В ходе работ В.М. Морозовым в слое святилища был обнаружен большой массив деревянных, керамических и металлических находок, которые исследователь связывает с функционированием культового объекта. Эти находки представлены антропоморфными изображениями, наконечниками стрел, обломками бронзовых и железных сосудов (котлами и чашами), медными и железными кольцами [Морозов В.М. 1992. С. 40-49].
3. Места ритуальных костровищ, расположенных в пойме р. Тромъеган, на песке правого берега реки, а также в границах прилегающего участка акватории р. Тромъеган. По сообщению информантов в зимнее время, когда на территории ритуальной площадки происходят наиболее  крупные обряды, ритуальное костровище размещаются на льду р. Тромъеган.
4. Приношения в виде денег (монет и банкнот). Сведения о регулярном приношении монет и банкнот были получены от информантов в разные годы исследований. Отметим, что в обрядово-ритуальной практике коренных жителей Западной Сибири также повсеместно распространено завязывание монет в углы жертвенных тканей, которые затем вывешивают на деревья, оставляют на земле или опускают в воду (фото 38, 39) – в зависимости от стихии божества, которому они предназначены. В религиозной практике хантов распространен ритуал отдарка (пожертвования тканей, денег и пр.) в том месте, где был взят скол живого дерева для изготовления культовых изображений. Приклады жертвенной ткани привязывают выше места скола, либо на место самого скола. Монеты оставляют в месте скола  или на земле. Как было отмечено выше, в зимнее время ритуальное костровище часто размещаются на р. Тромъеган. В этой связи можно предположить, что пожертвованные в ритуальное костровище монеты, посвященные божеству Най Ими («Огня Хозяйке») попадают на дно реки (фото 40, 41).
5. Черепа и кости жертвенных животных, как на деревьях (фото. прил. 3, рис. 11, 12), так и на земле (фото 44, 45).
6. Пожертвования божеству Мых Ими («Земли Хозяйке») в виде ведер и котлов, тазов лежащих в центральной части ритуальной площадки на территории городища Ермаково I (фото 35, 36), а также у подножья северного и северо-восточного склонов возвышенности  (фото 46, 47).
7. Выведенные из религиозной практики деревянные антропоморфные культовые изображения (фото 48, 49). В настоящее время представлены тремя единицами. В ходе исследований прошлых лет мы фиксировали большее их количество (до 6 единиц), и считаем, что культовые изображения периодически забирают посторонние посетители.
Помимо перечисленных выше материальных проявлений места совершения религиозных обрядов (фото 50), на территории ритуальной площадки зафиксированы приклады жертвенной ткани разных расцветок,  как на деревьях, так и на земле (фото 34, 51, 52, 53). В северной части ритуальной площадки к югу от городища Ермаково I выделяется центральное жертвенное дерево – большая сосна со множеством приношений жертвенных тканей. От информантов получены сведения, что на это дерево вывешивают жертвы для верховного божества-создателя – Торума. Дерево имеет индивидуальное название – Торум юх («Дерево Торума») (фото 54, 55, 56).
В приделах ритуальной площадки, в центральной и северной части возвышенности, а также у ее подножья с северной и северо-восточной стороны находятся деревья (преимущественно березы) со следами сколов, взятых для изготовления культовых изображений божеств (фото 57, 58).
В верхней части наиболее крутого северо-восточного склона возвышенности были выявлены выбитые на поверхности земли «ступеньки» или «лестница», ведущие в сторону поймы реки. В ходе натурного обследования был подтвержден искусственный характер их возникновения. Некоторые тромъеганские информанты отмечают этот элемент оформления ритуальной площадки как «уникальный». Заметим, что в ходе наших исследований на других культовых объектах хантов в Сургутском Приобье, аналогичного оформления ритуальных площадок не зафиксировано (фото 59, 60).
Вопрос о включении в категорию предметов подлежащих обязательному сохранению, изделий  из недолговечного материала, к примеру, жертвенных тканей, деревянных культовых изображений остаётся открытым. В случае лесного пожара – все эти они будут уничтожены огнем. Однако в ходе бесед с коренными жителями, они выражали негативное отношение к их сбору и музеефикации. Спорным является вопрос о включении в предмет охраны бутылок из-под алкоголя. Однако их можно рассматривать в качестве одного из маркеров границ ритуальной площадки, а также в качестве датирующего материала.

II. Ритуальная площадка Пыхты Ики лов («Черного Мужчины обрыв берега» расположена в левобережье р. Тромъеган, в юго-восточной части проектируемого достопримечательного места. Данный культовый объект приурочен к пойме левого берега р. Тромъеган и прилегающей к ней акватории реки (фото 12, 64). На обозначенной территории происходят обрядово-ритуальные действия посвященные божествам «нижнего мира» или «сферы Земля» – Пыхты Ики (Кын Ики) и Куль Ики (фото 65). По представлениям восточных хантов эти божества связаны с несчастьями, болезнями и смертью человека. Здесь сконцентрированы приклады жертвенной ткани черных и темных расцветок, которые маркируют ритуальную площадку. Имеются многочисленные сведения, что ранее здесь же в прибрежной полосе находились приношения в виде «металлических кольчуг». Согласно описаниям информантов установлено, что «металлическими кольчугами» являются ритуальные металлические изображения божества Кын Ики, которые до сих пор фиксируются на крупных святилищах в бассейне р. Тромъеган. Отметим, что в ходе натурных исследований 2003 и 2015 на ритуальной площадке Пыхты Ики лов металлические изображения Кын Ики не обнаружены. Причинами этого можно назвать эрозию берега р. Тромъеган, в результате которой металлические изображения могли быть смыты в реку, либо замыты илом во время весеннего паводка. Мы не исключаем возможности того, что изображения Кын Ики с территории святилища мог кто-то забрать.
Предметом охраны в границах ритуальной площадки Пыхты Ики лов являются почитаемые элементы природного ландшафта, а также материальные проявления обрядово-ритуальной деятельности (граф. прил. № 7):
1. Почитаемые элементы природного ландшафта: участок поймы левого берега р. Тромъеган и прилегающая к ней акватория р. Тромъеган (фото 66,67).
2. Приношения в виде денег (монет и банкнот) Сведения о регулярном приношении на ритуальной площадке  монет и банкнот были получены от информантов в разные годы исследований. Отметим, что в обрядово-ритуальной практике коренных жителей Западной Сибири также повсеместно распространено завязывание монет в углы жертвенных тканей, которые затем вывешивают на деревья, оставляют на земле или опускают в воду – в зависимости от стихии божества, которому они предназначены.
Для утверждения факта отсутствия или присутствия ритуальных металлических изображений божества Кын Ики требуются отдельные натурные исследования ритуальной площадки и прилегающей акватории реки.
Вопрос о включении в категорию предметов подлежащих обязательному сохранению жертвенных тканей остаётся открытым. В случае лесного пожара – все эти они будут уничтожены огнем. Однако в ходе бесед с коренными жителями, они выражали негативное отношение к их сбору и музеефикации. Спорным является вопрос о включении в предмет охраны бутылок из-под алкоголя. Однако их можно рассматривать в качестве одного из маркеров границ ритуальной площадки (мест совершения религиозных обрядов), а также в качестве датирующего материала.

III. Ритуальная площадка Яун Ики Кот Мых («Юганского Хозяина Дом») расположена в междуречье Тромъеган и Эгутъягун в западной части проектируемого достопримечательного места, и приурочена к всхолмленной возвышенности (фото 7) правой коренной террасы р. Эгутъягун и прилегающей к ней пойме реки. Отметим, что в настоящее время сведения о данном объекте единичны. Информанты сообщают, что ритуальная площадка связана с божеством-покровителем р. Большой Юган – Яун Ики («Юганским Хозяином»), и является местом приношения жертв. Последние несколько десятилетий ритуальная площадка Яун Ики Кот Мых посещается редко. Причинами являются лесные пожары, уничтожившие приношения и приклады на Яун Ики Кот Мых, а также близость грунтовой дороги, которая регулярно используется рыбаками. Ритуальную площадку маркируют: единичные приклады жертвенной ткани (были зафиксированы в 2003 и 2015 гг.), как на вершине возвышенности, так и у её подножия, остеологические остатки жертвенных животных на территории городища Ермаково II. По мнению информанта С.В. Кечимова, являющегося постоянным паломником на культовом комплексе, приклады жертвенной ткани у подножия Яун Ики Кот Мых могли оставить ханты, которые приезжали на обряды автомобилями по грунтовой дороге, но по каким-либо причинам не добрались до Шаман-Горы.

Предметом охраны в границах ритуальной площадки Яун Ики Кот Мых являются почитаемые элементы природного ландшафта, а также материальные проявления обрядово-ритуальной деятельности (граф. прил. № 7):
1. Почитаемые элементы природного ландшафта: всхолмленная возвышенность правой коренной террасы р. Эгутъягун и прилегающая к ней с севера пойма реки (фото 68, 69, 70).
2. Приношения в виде денег (монет и банкнот). Сведения о приношении на ритуальной площадке  монет и банкнот были получены от информантов в 2010, 2012 и 2015 гг. Отметим, что в обрядово-ритуальной практике коренных жителей Западной Сибири также повсеместно распространено завязывание монет в углы жертвенных тканей, которые затем вывешивают на деревья, оставляют на земле или опускают в воду – в зависимости от стихии божества, которому они предназначены.
3. Фрагменты черепов и костей жертвенных животных на поверхности земли в территории объекта археологического наследия – городища Ермаково II  (фото 71, 72).
Вопрос о включении в категорию предметов подлежащих обязательному сохранению жертвенных тканей остаётся открытым. В случае лесного пожара – все эти они будут уничтожены огнем. Отметим, что, начиная с 1970-х гг. на  ритуальной площадке было минимум 2 лесных пожара – в конце 1970-х и в 2012 гг. Однако в ходе бесед с коренными жителями, они выражали негативное отношение к их сбору и музеефикации. Спорным является вопрос о включении в предмет охраны бутылок из-под алкоголя. Однако их можно рассматривать в качестве одного из маркеров границ ритуальной площадки (мест совершения религиозных обрядов), а также в качестве датирующего материала (фото 73, 74).
В ходе натурного обследования в 2015 г. в западной части ритуальной площадки, на обращенном к С краю коренной террасы было обнаружено ещё одно место проведения ритуалов. Данное место представлено двумя соснами, одна из которых имеет разветвленную крону. Каждая сосна на высоте 0,8-1,2 м обвязана узкими полосками ткани, завязанными на 3-4 узла. Узлы ориентированы во внутреннее пространство между двух деревьев (фото 75, 76). Опросы коренных жителей – знатоков традиции и хранителей культового комплекса не пролили свет на происхождение и функциональное предназначения этого объекта. Ими же были отвергнуты предположения о связи этого места с традиционной культурой тромъеганских хантов. Отметим, что в научной литературе и наших полевых материалах на территории Сургутского Приобья аналогии подобным объектам не известны. По этой причине, можно предположить, что данный объект был местом проведения нетрадиционного ритуала представителями какого-либо современного религиозного течения. Аналоги такого явления были зафиксированы на рубеже 1990-х – 2000-х гг. на территории урочища Барсова Гора близ г. Сургут. В те годы было зафиксировано несколько фактов проведения кришнаитами ритуалов на Барсовой Горе.

Имя духа/божества.
Культовый комплекс связан с верховными божествами восточных хантов. Главными фигурами почитания являются: божество-покровитель р. Тромъеган – Эвэт Ики («Священной горы Хозяин»), а также Мых Ими («Земли Хозяйка»). На территории ритуальной площадки Эвэт коренные жители берут скол живого дерева (березы) для изготовления их культовых изображений. По традиционным представлениям тромъеганских хантов, возвышенность Эвэт, к которой приурочена ритуальная площадка, является «летним стойбищем» Эвэт Ики, а городище Ермаково I, расположенное в северной части возвышенности, ассоциируется с «домом» Мых Ими («Земли Хозяйки»).
Помимо этого в границах проектируемого достопримечательного места на ритуальной площадке Пыхты Ики лов происходит поклонение и принесение жертв божествам «нижнего мира»  – Пыхты Ики (Кын Ики), Куль Ики. По традиционным представлениям тромъеганских хантов эта часть левобережья р. Тромъеган и прилегающая акватория является «домом» указанных божеств.
Как уже было указано выше, отдельно  обособлено место поклонения божеству-покровителю р. Большой Юган – Яун Ики («Юганскому Хозяину»). Территория ритуальной площадки Яун Ики Кот Мых воспринимается тромъеганскими хантами как «летний дом» Яун Ики.

Данные о хранителях (хозяевах) культового места.
Хранителями культового комплекса являются представители рода Кечимовых, которые, по традиционным представлениям тромъеганских хантов, ведут свое родство от Эвэт Ики. До 2004 г. хранителем культового комплекса был П.И. Кечимов. В настоящее время хранителем является А.В. Кечимов.

Ранг культового места; круг этнических групп, родов, семей регулярно посещающих культовое место.
Культовый комплекс имеет ранг места, почитаемого несколькими этно-территориальными группами. Помимо тромъеганских хантов, священное место почитается пимскими, аганскими и ляминскими хантами, связанными с тромъеганской группой брачными отношениями и близостью проживания. Постоянными паломниками на культовом комплексе являются тромъеганские ханты Кечимовы, Сопочины, Ермаковы, Тэвлины, Комтины, Покачевы, Русскины, Мултановы и др.

Описание обрядов, данные об их периодичности и времени проведения; дата последнего посещения с обрядовыми целями
По собранным нами сведениям на культовом комплексе паломники проводят как коллективные, так и индивидуальные обрядово-ритуальные действия. Периодичность крупных коллективных  жертвоприношений (мыр) в настоящее время составляет не менее одного раза в год и происходит чаще всего зимой. Во время коллективных жертвоприношений происходит поклонение и принесение жертв верховным божествам – Торуму, Эвэт Ики,  Мых Ими, Кон Ики, Пыхты Ики (Кынь Ики), Куль Ики, Яун Ики, Най Ими, а также другим божествам, почитаемым восточными хантами. По сообщениям информантов во время кровавых приношений (йыр) божествам жертвуют оленей (известны единичные примеры принесения в жертву – лошадей и коров), а также приклады жертвенной ткани, атласные ленты, шкуры пушных животных, деньги (монеты и банкноты), ведра и котлы, ритуальную пищу, алкоголь и пр. Во время бескровных обрядов (пори) божествам в жертву приносят этот же перечень за исключением животных. По сообщениям информантов коллективные жертвоприношения на культовом комплексе проходят в границах ритуальных площадок Эвэт и Пыхты Ики лов в течение одного дня. На следующий день обряды проводят на святилище Кор Воч Эвэт, которое непосредственно связано с Эвэт Ики, и воспринимается в традиционном мировоззрении тромъеганских хантов как «зимнее стойбище Эвэт Ики».
Индивидуальные посещения культового комплекса совершают представители рода Кечимовых, так и другие тромъеганские ханты. Обряды происходят, как правило, в границах ритуальной площадки Эвэт. Такие визиты не имеют четкой периодичности и связаны с родовыми обрядами и ритуалами: забором скола живого дерева для изготовления культового изображения Эвэт Ики или Мых Ими, выражения благодарности, либо прошение, обращенное к божествам. На территорию ритуальной площадки Эвэт (Шаман-Гора) возвращают выведенные из религиозной практики деревянные культовые изображения. Индивидуальное жертвоприношение, так же как коллективное, может быть кровавым (йыр) и бескровным (пори).
По результатам натурного обследования, а также по сведениям информантов можно утверждать, что обрядово-ритуальные действия на культовом комплексе проводились летом 2015 г.
Данные о времени функционирования и преемственность функционального использования.
По состоянию на текущий момент можно утверждать, что культовый комплекс, в границах проектируемого достопримечательного места, является до сих пор действующим. По сведениям собранным у тромъеганских хантов в результате этнографических работ культовый комплекс функционировал на протяжении всего XX в. Археологические изыскания свидетельствуют о более древней датировке объекта.  Согласно  исследований В.М. Морозова «святилищный комплекс возник на площади городища конца I – начала II тысячелетия н.э. (городище Ермаково I – А.А. Рудь) сразу после прекращения его функционирования… и действовал достаточно долго… Находки из постройки городища и слоя святилища…идентичны и свидетельствуют о единой линии развития  материальной культуры населения, оставившего городище и основавшего святилище» [Морозов В.М. 1992. С. 48]. Данный пример ярко иллюстрирует преемственность функционального использования объекта когда, средневековое городище, изначально функционировавшее в качестве укрепленного поселения, позднее стало использоваться хантами в качестве культового объекта.

Опубликовано: 29.05.2017 15:22        Обновлено: 10.08.2017 17:00