Размер:
Цвет:

Достопримечательное место местного (муниципального) значения «Священное озеро Имлор» в Сургутском районе

Озеро Имлор, согласно полученным сведениям, имеет высокий статус в иерархии сакральных мест Сургутского Приобья. В течение последних веков посещалось ханты с целью отправления ритуалов. Священными считается вся акватория и берега озера, а также остров в центральной части водоёма.
В ходе опроса коренных жителей установлено, что ритуальные действия на острове происходят регулярно, в настоящее время, не реже одного раза в год, чаще всего зимой. До активного нефтепромыслового освоения района в 1980-х годах, когда плотность аборигенного населения в данном районе была выше, ритуалы на культовом комплексе Имлор проводились чаще. Они, как правило, имеют форму коллективных молений (мыр). На данные ритуалы приезжают семьями, включая детей. Чтобы соблюсти последнее условие, в настоящее время, проведение обрядов стараются корректировать с канику- лами школьников.
На священном острове регулярно совершаются обряды моления и жерт- воприношения. На берёзы вывешиваются приклады ткани, останки жертвен- ных оленей. Помимо этого с острова берут скол древесины для изготовления личных божеств-покровителей. Ответственными за священное озеро Имлор являются Комтины, в 1970-х гг. переселившиеся отсюда на левые притоки р. Тромъеган. Имеются сведения, что нерегулярно на обряды на священный остров приезжают не только тромъеганские, но и пимские, аганские ханты, а также ханты, проживающие в бассейне р. Лямин.
В нескольких вариантах зафиксирован фольклорный сюжет, связываю- щий пантеон хантыйских божеств с объектами культурного наследия  и достопримечательными местами, находящимися в границах проектируемой территории: священным озером Имлор, священным местом в верхнем течении р. Люхъягун, почитаемыми участками леса между оз. Имлор и р. Люхъягун. Наиболее полная версия, записанная от Б.А. Комтина в 2004 г. звучит так: «…Около оз. Имлор есть высокий кедрачник. Ну, это давным-давно было. Говорят раньше род Моховских жил. Род этих Моховских, вот здесь на этой гриве жил, кедро- вой. И, говорят, они вот …такие мошенники ненормальные, что, говорят, ворона поймают, глаза выколют и отпускают. Или утку поймают, выщи- пают – голым отпускают. Ну и бог Нум-Торум поглядел на них – что непри- ятно делают…Ну, он взял тогда туда войско отпустил… вот на остров пустил, вот здесь вот – сюда… То войско Нум-Торум отправил, как старики рассказывают, чтобы уничтожить этих [Моховских]. А эти [Моховские] – они там вооружённые саблями со всеми…Войско пошли туда – ну поглядели. Они, те [Моховские] с берега уже машут копьями, саблями, говорят: ух, иг- рушки идут…Ну, они [войско] испугались – обратно пошли. Потом, вот этот Нум-Торум взял их [войско] и смял в одну кучу – вновь в охапку и бро- сил на этот же остров – йымынг пай. И образовался медведь стальной. По- хантыйски Кэв Пупи Ики – Каменный медведь – сын Нум-Торума …И те [Моховские] обрадовались – ну, сейчас поиграем. И тот Каменный медведь поплыл на эту кедровую гриву, вот сюда, с острова. Ну его встретили – ко- нечно его никак не срубишь… И он всех уничтожил…В это время у этих Мо- ховских был Йавэн Ики. Йавэн Ики – Юганский Бог – как раз родственник вот этих, ну предков [Моховских]. И он в гости приехал, думает – дело пло- хо. Спрятался в угол, потом смотрит – на шее у Кэв Пупи Ики мясо челове- ческое. Он вот так вот голову поворачивает, и видно: такая щель есть – только лезвие проходит. Вот за угол спрятался Йавэн Ики – и отрубил голо- ву этому медведю. И этот медведь Кэв Пупи Ики без головы вышел…и вот отсюда вышел…и вот здесь пошёл…Там есть один кругленький островок кедровый, чуть пройдя – опять островок кедровый. Этот «Каменный мед- ведь» шёл…Он, говорят, без головы вышел, немножко прошёлся – остано- вился на ночь. И там образовался кругленький, ровненький такой островок кедровый. Потом опять остановился – тоже такой же образовался…И вышел потом он, как старики говорят, вышел и пошёл вот сюда в вершину этой речки – Лунк йавэн. По пути вот здесь вот маленькие бора станови- лись – ягельные бора…На речку вышел, говорят…и прямо в речку нырнул, в яму…Там, говорят, на речке омут есть, когда-то яр был там… большой во- доворот. Туда вышел – там и потонул. И там священным местом считает- ся, где в реку погрузился. Туда молиться ходят…йыр – жертвоприношения там делают. Священное место Кэв Пупи Ики называется или Лунк йавэн той – «Бога реки вершина». Это в самой вершине Лунк йавэн …А вот эта грива и островки где он шёл тоже священными считаются…Там не молят- ся, но и не ночуют… Нехорошее место… Если там заночуешь, неприятно- сти будут…».
Отметим, что в данном сюжете фигурирует три персонажа, относящихся к высшему пантеону божеств восточных ханты: это верховный бог-творец – Нум-Торум, его сын – Кэв Пупи Ики, а также божество-покровитель всего бассейна реки Юган – Йавэн Ики. Присутствие последнего персонажа косвенно говорит о влиянии юганских ханты на развитие этнической истории тромъеганских ханты в недалёком прошлом. О Хозяине Югана – Йавэн Ики известна ещё одна легенда. Она связана с ландшафтными характеристиками проектируемой территории: «…Вокруг Йымынг лор … если нефтяники не срубили …вокруг кедрачник есть…А с кедрачника до озёра сейчас где-то ки- лометр считается …А раньше, говорят, … с кедрачника был берег озера Йымынг лор …А сейчас, говорят, в настоящее человеческое время как боло- то стало, мхом оброс… И одни говорят, что оброс, а другие говорят…Вот старинная бабушка … очень давно померла, она у меня всегда жила, за сто лет жила – рассказывала. Это, говорит, болото из-за того, что Нум-Торум сверху снял бор и подарил Йавэн Ики …» [Комтин Б.А.].
Помимо этого зафиксирован обычай, по которому, при первом пересе- чении озера, человек должен сделать венок из травы, и, переправившись, вы- весить его на берегу, на берёзе. Иногда, в этот венок завязывают монеты, от- резы жертвенного материала. По многочисленным свидетельствам информа- торов этот обычай соблюдается до сих пор [Комтин Б.А., Покачева Н.И., Со- почина Л.И., Мултанова М.И., Вандымов А.Н. и др]. Так этот ритуал был описан Б.А. Комтиным: «…Если в озеро никогда не попадал, ногу не насту- пал на озеро летом или зимой – то надо из травы – пwм трёхрядовый венок сделать. Венок делают из травы…вокруг шеи воткнул его – а потом только на озеро наступил…Через озеро проехал, на той стороне остановился, на суше, его повесил… ага на берёзу. Если, говорят, человеку долго суждено жить, то она долго будет висеть. А если не долго суждено жить, то она через год спадёт. А я там ездил, видел, на берёзах такие охапки вот этих венков. Есть и старые – еле держатся… Висят на любом берегу – хоть куда проехал – всё равно надо, без венка не проехать. Если ездил раньше, то нет – без венка проедешь. Если летом на обласке – то же самое, в облас повесил и прямо на обласе шуруешь. Ну, небольшой, чтобы голова влезла…»
Вероятнее всего, именно об этом обряде писал ещё столетие назад К.Ф. Карьялайнен: «Проезжающие впервые по жертвенному озеру у Ларьятского повязывает вокруг головы шерстяную головную повязку…, которую он после высадки на другой берег вешает на дерево на своём пути. Подобную, но сплетённую из травы головную повязку должен надеть едущий впервые че- рез озеро Тундра в Сургутском округе, и эта повязка тоже подвешивается на дерево на другом берегу озера…» Подобные ритуальные действия при пересечении одноимённого озера зафиксировала Е.В. Перевалова у аганских ханты в соседнем Нижневартовском районе: «…Человеку, впервые переез- жающему  через это озеро, на шею непременно надевают сплетённый из сухой травы венок. Даже если ребёнок ещё в люльке, и ему венок наденут. На другом берегу его снимают и оставляют на ближайшей берёзе. Считалось,что духи озера накажут всякого, кто не исполнит обряда. Допустим, едет человек на оленях, деревня кажется рядом совсем, да не доберётся никак, или летом на берегу из-за поднявшегося ветра сидит два-три дня [А.А. Сар- дакова, З.Н. и Л.Н. Айпины, В.С. Покачева, Ф.С. Бондаренко]»
По представлениям коренных жителей существуют запреты, связанные с сакральным статусом озера. Так по сведениям Н.И. Покачевой, М.И. Мултановой женщинам запрещено посещать священный остров, поэтому на обряды на остров ездят только мужчины. Хотя по сведениям других информаторов на остров могут приезжать и мужчины и женщины. Табуирован обход озера вокруг. Данные представления относятся к большинству священных мест ханты. В случае с озером Имлор этот запрет облачён в быличку: «…Раньше – давно, давно. Два мужика поспорили. Один говорит: «Я за один день каж- дый уголок этого озера Имлор обойду. А другой говорит ему: «Это озеро нельзя обходить – оно священное». Не послушался его первый мужчина – обходил озеро 7 дней. На 7-й день обошел и упал замертво. Не послушался – Боги наказали…» [Покачева Н.И.].

Опубликовано: 24.04.2017 14:21        Обновлено: 24.04.2017 15:27